Вс, 26/Май/2019, 11:30
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход
ДОКТОР ТЕСЛИН
Главная » Статьи » Мои статьи

Теслин Е.В. "Очаговые процессы и поля помех" 2010 год.

"Очаговые процессы и поля помех"

Автор: Теслин Е.В. © 2010 год.

(Статья написана по материалам лекции из моего авторского курса «Основы натуропатической медицины» для врачей-специалистов).

    

   В течение 13 лет я практикую по методу Р. Фолля, постоянно изучаю литературу, как отечественных, так и зарубежных авторов на темы, связанные с практическими аспектами натуропатической медицины. И за эти годы я создал своё окончательное мнение, как врача практика, что большинство так называемых «трудных» пациентов, со сложной патологией или неустановленными точно диагнозами, а также большинство тех пациентов, кто страдает годами и не находит квалифицированной помощи – это пациенты с тем или иным очаговым процессом в организме.

  К сожалению, наша, так называемая, академическая медицина практически отрицает или не хочет признавать наличие данного патоморфологического комплекса. Отсюда и результат. Полная «импотенция» в лечении таких пациентов стандартными методами терапии. Ведь как писали классики медицины: «Кто хорошо ставит диагноз, тот хорошо лечит!». Именно с принципиальных отличий в отношении к диагностике очагов в академической и натуропатической (биологической) медицине я и начну данный труд.

    Академическая медицина неоправданно отказалась от термина «очаг». Под очагом инфекции понимается фокальное, локализованное воспаление, гнойный очаг, потенциальная опасность которого рассматривается предположительной или развивающейся только в крайне неблагоприятных случаях. Методами аллопатической медицины (антибиотикотерапия, противовоспалительная терапия, физиотерапия и др.) только подавляются симптомы этого воспаления, но не устраняется сам очаговый процесс. Более того, как показывает практика, многие из стандартных методов терапии оставляют после себя в тканях еще более выраженный очаг (спаечный процесс, рубцовая ткань, осумкованный гнойный очаг, некротическая ткань, кистозные образования и т.д.).

    В натуропатии под «очаговым процессом» понимается хроническое латентное воспаление (далее ХЛВ) с местными иммунными и сосудистыми защитными реакциями, влияющее на весь организм через меридиональную систему  путем эффекта дальнодействия, изменения функциональных взаимоотношений в вегетативной нервной системе (ВНС), что наиболее часто в отдаленном периоде приводит к тяжелым хроническим заболеваниям, резистентным к любой симптоматической терапии, до тех пор, пока первичный очаг не будет санирован или удален.

    В начале своего развития в пораженной ткани формируется участок местного воспаления, который активизирует местные иммунные силы (так называемый «вал из лимфоцитов») и сосудистые реакции (спазм прилегающих к очагу капилляров и лимфососудов), вследствие чего предупреждается распространение инфекционных агентов и их токсинов по всему организму. Если на данной стадии будут приняты терапевтические меры, то данный очаг воспаления будет быстро и бесследно удален. В таких случаях очаги считаются потенциально безопасными.

    Но, чаще всего ХЛВ поддерживается извне (неблагоприятные факторы среды, вредные привычки, неправильное питание и т.д.) или изнутри организма (общее снижение иммунной реактивности, ухудшение гормонального статуса, возрастные сосудистые и нейротрофические изменения и т.д.), а местные защитные реакции со временем требуют все больше и больше энергии и ресурсов от организма. В итоге данные защитные системы ослабевают, очаг ХЛВ разрастается, и возбудители заболевания и их токсины начинают проникать в другие органы с током крови и лимфы. Согласно теории Пишингера (A. Pischinger, 1973) о внеклеточном матриксе, вегетативные волокна, свободно лежащие в соединительных тканях организма, испытывают в местах локализации ХЛВ постоянную ирритацию и эти патологические импульсы с течением времени существенно изменяют общий вегетативный статус (эутонию) организма, что в начале приводит к общим, казалось бы, немотивированным вегетативным реакциям (резкие скачки АД, головные боли, спонтанные головокружения, обмороки, спазмы гладкой мускулатуры и т.п.), а в дальнейшем данные нарушения закрепляются и переходят в стойкие нарушения вегетативной регуляции (гипер- и гипотония, аритмия, хронические болевые синдромы и др.).

     Для примера скажу, что «внеклеточный матрикс» (далее ВКМ) составляет около 30% веса тела человека! Он является производным эмбриональной мезенхимы. Ключевой клеткой ВКМ является фибробласт, который продуцирует структурные компоненты матрикса. Структурным «каркасом» ВКМ являются протеогликаны (ПГ) и глюкозаминогликаны (ГАГ). А также, как показали последние исследования биофизиков и иммунологов ВКМ является не только биохимическим, но и информационным фильтром для клеток органов.

     Очаги ХЛВ, как правило, при длительном течении вызывают хроническую эндогенную интоксикацию. То есть, нарастающее со временем количество эндогенных токсинов из очага не может уже полностью элиминироваться и происходит их депонирование в тканевых структурах, морфологически и функционально способных накапливать эти вещества. Прежде всего, это лимфоидная ткань и все виды соединительной ткани (серозные оболочки, соединительная ткань суставов, надкостница, жировая ткань, кожа).

Классификация очаговых процессов

(по Теслин Е.В., 2010 год):

1. Одонтогенные очаги: Поврежденные зубы, заболевания пародонта, кисты корней зуба, непереносимые стоматологические материалы, особенно имплантируемые в кость, ущемленные зубы, 8 зубы, отягощения амальгамой. Частота распространения наибольшая (до 60% всех случаев очаговых процессов!).

2. Поле помех в толстом кишечнике: Дисбактериоз и сопутствующий ему лимфостаз в брюшной полости. Данный очаговый процесс является источников не только хронической интоксикации, но и иммунной дисфункции организма (особенно выраженной у детей). Очень часто встречается в современном мире, около 30-40% у жителей городов индустриальных стран.

3. Синусы:  Очаги ХЛВ в придаточных пазухах носа. Наибольшую опасность представляет феномен дальнодействия данного вида ХЛВ на другие системы через систему меридианов. Частота распространения: в разных странах очень различная, в России до 25% всех случаев очаговых процессов.

4. Лимфатические узлы ротоглотки:  Очаги ХЛВ в лимфоидной ткани лимфоэпителиального глоточного кольца Пирогова (сложная кольцевая сеть лимфоузлов вокруг рото- и носоглотки). На начальных этапах часто данные ХЛВ сопряжены с одним из синусов, но в хронических случаях могут быть самостоятельным «латентным» очагом, имеющим отдаленные влияния. Частота распространения: до 10% всех очаговых процессов.

5. Lymphangiopathia pelvis: «Болото в малом тазу» (по выражению Р. Фолля). Патоморфологически этот очаг ХЛВ – это лимфоангиоспазмы и длительный лимфостаз в области малого таза, преимущественно у женщин. Характерным внешним проявлением данного очага является т.н. «целлюлит» на бедрах и ягодицах. Частота растет в последние годы, у женщин в возрасте от 25 до 50 лет – частота встречаемости до 30% в разных странах!!!

6. Рубцовые и спаечные поля помех: Самый поверхностный вид очагов. Но часто, самый трудно диагностируемый. Наибольшую опасность представляют келоидные рубцы на коже, пересекающие анатомический ход того или иного меридиана. Частота распространения, также различна в разных странах (до 10% от всех очаговых процессов), но данные очаговые процессы наносят наиболее тяжелый вред или часто отягощают уже имеющийся другой первичный очаг, поэтому представляют собой сложные случаи для терапии.

7. Гнойно-воспалительные очаги в коже:  Акне, камедоны, карбункулы, фурункулы, абсцессы и любые другие гнойные локальные очаги в коже. Наиболее простой, как в диагностике, так и в терапии вид очагов ХЛВ, так как является наиболее очевидным и довольно хорошо поддается как аллопатической, так и натуропатической терапии. Частота в среднем невысокая – примерно 2-3 % от всех случаев.

8. Дивертикулы кишечника: Для данной категории характерно тяжелое течение и очень трудная диагностика! Часто дают отраженные явления на сердце (в виде аритмии) и в целом значительно ослабляют иммунные силы организма (иммунодефициты). Частота очень невысока (менее 1 % очагов ХЛВ).

9. Бронхоэктазы: Застойные хронические латентные воспаления в бронхах, скопление патологического субстрата в бронхоэктазах и кавернах. При этом, диагноз: Бронхоэктатическая болезнь ставится, как правило, очень поздно. Наибольшая опасность данных очаговых процессов – общее ослабление иммунной реактивности организма, подрыв энергетических ресурсов. Частота очень невысока (менее 0,5%), но самые трудные для терапии ХЛВ, даже с помощью методов биологической и комплементарной медицины.

     Для характерного примера приведу порядок стадий развития одонтогенного очага (наиболее распространенного в популяции):  кариес – пульпит – некротический очаг в полости зуба – суперинфекция – прикорневой остит – местный лимфаденит – регионарный лимфаденит – синусит – полисинусит – поражение внутренних органов (бронхит, бронхиальная астма, гастрит, язвенная болезнь желудка, дисбактериоз, энтероколит и др.) – поражение соединительной ткани (артриты, остеоартрозы, остеохондрозы) -  поражение эндокринной системы. По статистике собранной доктором М. Майер (выборка 15000 пациентов) от 77,3% до 97,6 % пациентов, обратившихся к нему с внутренними болезнями имеют то или иное одонтогенное отягощение.

Эффекты дальнодействия очагов.

   Синуситы: Острый синусит не представляет сложности для диагностики, а вот латентный хронический синусит очень часто является причиной многих заболеваний внутренних органов. Было установлено, что каждая пазуха при этом функционально взаимосвязана с определенными органами, через парные меридианы. При ХЛВ в пазухах образуются микрокаверны и спайки, в которых гнездится инфекция, которая постоянно поддерживает иммунные и сосудистые реакции и ирритацию по системе проходящих через синус меридианов. Периодически микрокаверны прорываются, и патологический субстрат заглатывается больным. Отсюда происходит дальнейшее распространение инфекции на слизистые оболочки внутренних органов (колиты, бронхиты, гастриты), а при развитии сенсибилизации к бактериальным агентам и их токсинам – различные атопические реакции на слизистых оболочках (например, бронхиальная астма). Доктор Фолль говорил: «Не бывает астмы без синусита!». И он был прав. Практика подтверждает это полностью!

    В концепции регуляционной энергетической системы меридианов существует теория о распространении по данной системе электромагнитных импульсов из очага ХЛВ в удаленные от него органы. Данный феномен не может быть объяснен с точки зрения биохимии, он объясняется с точки зрения нейрофизиологии и биофизики. Например, при обкалывании очага ХЛВ раствором местного анестетика (прокаин) происходит моментальное исчезновение симптомов в связанном с ним энергетически органе. По мере рассасывания анестетика, данные симптомы вновь возвращаются. Данный пример объясняет, что анестетик разрывает на время пути патологической невральной импульсации из очага.

   Отсюда, была сформулирована реляционная патология Риккера, согласно которой основу проводящей регуляции составляет периваскулярная симпатическая сеть (далее ПСС). Слабые импульсы раздражения ПСС вызывают расширение сосудов и ускорение кровотока, средние импульсы – ишемию, сильные импульсы – парез стенки сосудов, стаз крови и выброс эффекторных клеток (лейкоцитов и тромбоцитов). ПСС является передатчиком «информации» во все органы и системы. Раствор любого анестетика, блокирующий ПСС прерывает пути патологической импульсации, но если первичное место (локус) импульсации остается сохранным, то реакция ПСС будет возобновляться все с новой силой – так называемый «повторный удар» по Сперанскому!

Эффекты дальнодействия очагов в синусах выявлены следующие:

Фронтальные (лобные) пазухи – расположены на пути хода меридиана мочевого пузыря, поэтому оказывают влияние на этот меридиан и парный ему меридиан почек. Исходя из топографии хода данного  меридиана – отдаленно появляются частые хронические боли в спине, шейные болевые синдромы, синдромы «плечо-рука», при длительном раздражении мозговых оболочек из фронтальных пазух часто развиваются мигрени.

Сфеноидальные (клиновидные) пазухи – связаны функционально с парами меридианов «печень – желчный пузырь», поэтому часто при очаге ХЛВ в этих пазухах вторично развиваются заболевания данных органов.

Этмоидальные (решетчатые) пазухи – энергетически и функционально связаны с парой меридианов «легкие – толстый кишечник», поэтому часто ассоциируются с дисбактериозами, хроническим аппендицитом (если правосторонний очаг), дивертикулезом толстого кишечника (если левосторонний очаг).

Гайморовы (верхнечелюстные) пазухи – имеют взаимосвязь с парой «селезенка/поджелудочная железа – желудок». Поэтому часто очаги ХЛВ в этих пазухах являются причиной гастритов, гастродуоденитов, язвенной болезни желудка, панкреопатии.

Кавернозный (пещеристый) венозный синус – имеет функциональную и энергетическую взаимосвязь с парой «сердце – тонкий кишечник», поэтому бывает причиной развития не курабельных аритмий, язвенной болезни 12-типерстной кишки и др.

    Я хотел бы выделить отдельный вид очаговых процессов – это «психофункциональные очаговые процессы» (Теслин Е.В., 2010 год). Они являются отдельным видом очаговых процессов в нервной системе. В частности в структурах головного мозга. Признаками, по которым их можно так классифицировать являются: локальность, длительность сохранения местного возбуждения (от недель до лет), отдаленные влияния на органы и системы, функционально связанные с охваченными очагом структурами мозга. Этот вид является очень важным, потому что очаг стойкого перевозбуждения в определенных структурах головного мозга, прежде всего, влияет на эутонию (нормальный баланс ВНС), что часто приводит к выраженному дисбалансу вегетативной регуляции внутренних органов и сосудистого тонуса (вегетативная дистония). А также очевидно, что такой очаг со временем приводит к психосоматическим нарушениям в организме. В связи с этим очень важна своевременная диагностика и терапия этих очагов на ранней стадии, что предупреждает развитие тяжелой патологии внутренних органов! А это удел неврологов и в большей степени – нейрофизиологов. Как нейрофизиолог, я давно, на заре своей практики, видел подтверждение данных очагов на таком исследовании как ПЭТ.       

Клиническая диагностика очаговых процессов:

    Очаг ХЛВ никогда не имеет классической клинической картины какого-либо заболевания!  Это первое наблюдение в диагностике очаговых процессов. Всегда наблюдается затяжное течение, не курабельность классическими методами лечения, наличие разнообразной, так называемой «пёстрой» клинической симптоматики, быстрая смена симптомов, но четкая латерализация жалоб и симптомов –  это второй характерный признак очагов. Процесс, происходящий в очаге ХЛВ, может быть причиной любой неясной клинической картины любого хронического заболевания, и почти каждого дегенеративного заболевания. В любом месте организма может возникнуть очаг ХЛВ, если там будут созданы соответствующие условия!

   Для успешной клинической диагностики врачу необходимо знать, прежде всего, классификацию очаговых процессов. По выражению самого Р. Фолля: «Частое встречается часто, а редкое – редко!». Отсюда, нужно в первую очередь обращать внимание на состояние ротовой полости, синусов, лимфоузлов ротоглотки. По данным немецких натуропатов очаги ХЛВ в большинстве случаев (до 75%!) локализуются в области головы и шеи.

Пропедевтика диагностики очагов:

  1. Анамнестические данные: наличие травм, их локализация, оперативные вмешательства, прививки и их осложнения, стоматологические процедуры, особенно ортопедические, татуировки, пирсинг, шрамирование, нарушения стула, гинекологический анамнез, начало болезни – временной аспект очень важен!
  2. Общий осмотр кожных покровов - всех! (шрамы, гнойные кожные очаги, татуировки)
  3. Тщательный осмотр ротовой и носовой полостей, пальпация регионарных л/узлов головы и шеи, выявление латерализации симптомов.
  4. Точная соматотопия болей на теле, распределение их, ирритация, выявление связи симптомов со временем активности меридианов!
  5. Пальпация тканей в области предполагаемого очага или взаимосвязанной с ним удаленной зоны, искусственное раздражение их с помощью электротестера.
  6. Экспресс-диагностика с помощью локальной электропунктуры (измерение точек «начала-конца» заинтересованных меридианов, обязательно на обеих сторонах симметрично, выявление локальных нарушений в БАТ).
  7. Точная подтверждающая диагностика с помощью ЭПД по Фоллю или ВРТ.

Основы диагностики очаговых процессов по методу 

Р. Фолля (EAV):

   Техника экспресс-диагностики очага в области рубца или шрама на коже очень проста: пациент держит пассивный электрод в увлажненной правой руке, а кончиком активного электрода врач проводит с легким нажимом по поверхности вдоль шрама или рубца, если рубец широкий – то зигзагообразно, при этом резкое повышение значений шкалы (скачок) в отдельной области – четкий признак наличия очага ХЛВ!  Места «пробоя» помечаются маркером. В одном большом шраме может быть как один, так и множество разрозненных очагов ХЛВ. Морфологически они представляют из себя микрополости в соединительной ткани, заполненные жидким транссудатом, поэтому при прохождении через этот участок диагностического тока, сопротивление резко падает и мы видим повышение проводимости в виде характерного «скачка» стрелки диагностического прибора. После обнаружения очага в рубцовой ткани это место обкалывается раствором анестетика (прокаин 1%). Это является диагностически-лечебной процедурой. Если в течение нескольких минут пациент ощущает облегчение болевой (либо основной острой) симптоматики и если данный эффект сохраняется не менее 20 часов – значит найденный очаг является первичным!

Электропунктурная диагностика очаговых процессов на меридианах включает в себя следующие обязательные пункты измерения:

Точка гипоталамуса (TR20) – суммарная точка очагов головы и шеи. Если имеется значительное одностороннее повышение (разница более 5 у.е.) в этой точке – это явный признак очага ХЛВ в области головы.

Лимфатический меридиан – важнейший меридиан диагностики очаговых процессов, особенно в области головы (точки зубных очагов, точки лимфоэпителиального кольца Пирогова, точки синусов).

Меридиан легких – диагностика бронхогенных очагов, спаечных процессов плевры, бронхоэктазов (точки трахеи и крупных бронхов, точки средних бронхов, точки альвеол, точки плевры).

Меридиан толстого кишечника – диагностика поля помех в кишечнике, дивертикулеза, дисбактериоза, отягощения брюшины, лимфостаза в брюшной полости.

Меридиан нервной дегенерации – диагностика психофункциональных очаговых процессов.

Меридиан аллергии – диагностика аллергических отягощений и сенсибилизации организма из области очага ХЛВ, подтверждение эффекта дальнодействия из головных очагов.

Меридиан эпителиально-паренхиматозной дегенерации – подтверждение и локализация очагов ХЛВ на слизистых оболочках, серозных оболочках.

Меридиан эндокринной системы – подтверждение феномена дальнодействия из одонтогенного очага.

Меридиан сердца – подтверждение эффекта дальнодействия из очагов ХЛВ из синусов и одонтогенных очагов (8 зубы).

Меридиан селезенки/поджелудочной железы – второй по значимости для диагностики очагов, после меридиана лимфатической системы! По данному меридиану определяется локализация очагов верхней части тела (выше диафрагмы) и нижней части тела (ниже диафрагмы).

Меридиан суставной дегенерации – универсальный меридиан подтверждения эффекта дальнодействия и определения стадии процесса, так как регистрация поражений суставов указывает на процесс глубокого отягощения организма (фазы депонирования и импрегнации по Реккевегу).

Меридиан соединительно-тканной дегенерации – локализация очага ХЛВ и подтверждение эффекта дальнодействия из всех видов очагов.

Меридиан кожной дегенерации – диагностика рубцовых полей помех, очаговых гнойных процессов кожи и их отдаленного влияния.

Меридиан почек – подтверждение эффекта дальнодействия из синусов, л/у лимфоэпителиального кольца Пирогова, диагностика Limphangiopathia pelvis (т. прямой кишки, т. прямокишечного венозного сплетения).

Меридиан мочевого пузыря – диагностика Limphangiopathia pelvis (точки брюшины малого таза, лимфооттока от таза, тт. половых органов).

 

Терапия очаговых процессов:

Включает в себя следующие виды помощи в зависимости от выявленного очага:

  • Стоматологическое лечение (санация очагов ротовой полости, замена стоматологических материалов на интактные);
  • Невральная терапия по Хунеке (инактивация очага инъекциями анестетиков);
  • Биорезонансная терапия (патогенетическая терапия очагов);
  • Биопунктура (введение в область доступных очагов биопрепаратов, регулирующего и рассасывающего действия);
  • Низкоинтенсивная лазеротерапия (МИЛГ) очагов в синусах (чрескожная+полостная);
  • Магнитосветофорез с рассасывающими и противовоспалительными комплексными гомеопрепаратами;
  • Терапия очагов в кишечнике пробиотиками и эубиотиками;
  • Нозодотерапия (при четко диагностированном морфологически очаге – наилучшая этиотропная терапия!);
  • Удаление влияния внешних и искусственных полей помех, геопатогенных зон, защита от «электромагнитного смога».

Биорезонансная терапия в лечении очаговых процессов:

Первый этап: Базисная терапия по показаниям.

Второй этап: Целевая терапия очагов: Режим = БФ, усиление инверсии – 50-60, длительность терапевтического импульса = 5-7-10 сек. последовательно, длительность сеанса = 20-30-40 мин. последовательно.

На вход подключается роликовый, точечный электрод или эластичный электрод из токопроводящей резины на область поверхностно расположенного очага.

На выход подключается электрод на сегмент тела с минимальными сегментарными показателями.

На прямой вход репринтера подключаются ампульные препараты: Lymphomiosot, Graphites-Heel , Placenta compositum , усиление репринтера = 7-14-21, последовательно, на выход репринтера подключается чашечковый электрод с гомеопатической крупкой или дистиллированной водой (запись ИБП), записывается только в конце сеанса терапии (2-3 минуты), принимается по 5 гранул под язык – 2-3 раза в неделю, между приемами пищи. Дистиллированная вода втирается сразу после процедуры в область очага на коже, рубец или шрам. Для гнойных очагов можно делать перевязки с ИБП (салфетка пропитанная дистиллированной водой). Курс БРТ очаговых процессов состоит из 6-10 сеансов, из которых 2-3 сеанса – базисная терапия, остальные сеансы – целевая терапия очагов.

Биопунктура очагов и полей помех.

   Применяется для терапии поверхностно расположенных очагов (шрамы, келлоидные рубцы, татуировки, повреждения от пирсинга, язвы, фурункулы, камедоны), в некоторых случаях лимфоузлы и подкожные опухоли (атеромы).

   Применяется «коктейль», состоящий из одного базисного препарата: например, Lymphomiosot и двух препаратов выбора из: Traumeel S, Placenta compositum, Coenzym compositum, Ubichinon compositum, Belladonna-Homaccord, Graphites-Heel, Cutis compositum.

   При наборе в шприц препараты по отдельности потенцируются 10 кратным встряхиванием. В некоторых случаях целесообразно совмещать биопунктуру с аутогемотерапией. Для этого один из базисных препаратов вводится пациенту внутривенно струйно, и в шприц, содержащий венозную кровь набирается «коктейль», потенцируется, и другой (тонкой и короткой) иглой обкалывается внутрикожно или подкожно область очагового процесса. Если это шрам, то местами введения будут метки, промаркированные при диагностике шрама (см. выше). После введения всей дозы препаратов, необходимо обработать зону очага с помощью нанесения геля «Traumeel  S», что усиливает эффект процедуры, а также предупреждает развитие локальных гематом и инфицирования мест инъекций. Для полноценной терапии я часто использую в конце процедуры воздействие на место обкалывания облучение светом оранжевого спектра. По данным немецких источников это излучение способствует максимальному раскрытию эффектов препаратов, их полноценному и глубокому всасыванию, а также энергоинформационному воздействию самого света.

   Биопунктура – высокоэффективная терапия в комплексном лечении очаговых процессов. Курс такого лечения составляет от 5 до 7 сеансов. Интервалы между процедурами должны постепенно удлиняться от 1-2 суток между первыми сеансами, до 1-2 недель между последними. Повторение данной терапии показано в случаях возвращения симптоматики, не чаще чем через 2 месяца. Но, как показывает клиническая практика, при верифицированном очаге и правильно подобранном «коктейле» препаратов часто достаточно 1 курса лечения для полного купирования симптомов.

ВНИМАНИЕ! © Данный текст охраняется законом об авторских правах РФ! Любое копирование, перепечатка, транслирование, ссылка, публичное воспроизведение и цитирование всего текста или его части разрешается только с ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ указанием автора и источника информации. 

Категория: Мои статьи | Добавил: DoctorTeslin (15/Окт/2014) | Автор: Теслин Евгений Викторович E W
Просмотров: 1973 | Теги: зубные очаги, диагностика очагов, Теслин Евгений Викторович, очаги, биопунктура, очаговые процессы, лечение очагов, метод Фолля, рубцы, шрамы | Рейтинг: 5.0/21
Всего комментариев: 0
avatar
Copyright MyCorp © 2019