Ср, 30/Сен/2020, 09:37
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход
ДОКТОР ТЕСЛИН
Главная » Статьи » Статьи иностранных авторов

Дж.Тайлер Кент "Лекции по философии гомеопатии" - "Сверхчувствительные больные" Лекция №16

"Лекции по философии гомеопатии"

Автор:  Джеймс Тайлер Кент

           Издательство «Гомеопатическая Медицина», Москва, 1997 год.

      Перевод В.М. Захаренкова.

 

Лекция №16.  СВЕРХЧУВСТВИТЕЛЬНЫЕ БОЛЬНЫЕ.

    Лекарственные   болезни   не   всегда   вызываются   действием   только аллопатических  доз. Практикующий  врач  обязательно  встречает  среди своих пациентов людей с лекарственной болезнью, вызванной неправильным назначением потенцированных  препаратов. Это сверхчувствительные люди, которые  получили повторные дозы подобных препаратов. В  некоторых  случаях лекарство продолжает  оставаться подобным  после приема  достаточной  для  излечения дозы, и повторные  его  назначения могут привести  к  проявлению  одного из  хронических  миазмов  или к формированию хронической болезни  в зависимости от  природы этого лекарства.  У меня есть больной, который уже в течение семи или восьми лет страдает от лекарственной болезни, вызванной неправильным  назначением Lachesis. Очень много пациентов приходят  на  прием с  патологическими  состояниями  из-за неправильного или многократного назначения Sulfur и других глубоко действующих гомеопатических полихрестов. Симптомы,  вызванные действием лекарства,  постоянно выходят на первый  план,  с годами  формируя  патологический конституциональный  тип  с периодически повторяющимися обострениями.  Многие  неорганические  вещества, совершенно  безвредные  для  человека в  естественном  состоянии, становятся токсическими  в   потенцированном  виде  для  сверхчувствительных  людей.  К примеру,  некоторые люди любят  молоко и  пьют его  постоянно, не  испытывая никакого дискомфорта, но  это же самое молоко в высокой потенции может стать причиной  лекарственной болезни,  от которой  они  будут страдать  годами. У врача, испытавшего  на себе  Lac caninum в течение долгих  лет, периодически наблюдались  обострения лекарственной болезни, вызванной этим средством, так как  он  оказался  сверхчувствительным к  этому препарату.  Но  если  бы при испытаниях  он  строго  следовал  рекомендациям  С.  Ганемана,  этого  бы не произошло: лекарственная  болезнь  протекала  бы  по  типу  острой  и  после окончания   испытания  препарата  исчезла   бы   навсегда.   Это   еще  одно доказательство  того, что  испытания  новых лекарств  мы  должны  проводить, строго придерживаясь схемы, разработанной С. Ганеманом. Я  дал однажды  очень  высокую  потенцию  Lachesis сверхчувствительному пациенту  и наблюдал,  как после единственной дозы в  течение двух месяцев у него одна за другой появлялись и исчезали навсегда все его  прошлые болезни, характерные для патогенеза Lachesis. Но  по мере того, как исчезали симптомы Lachesis,  на  первый план  выходили  симптомы  хронического  миазма.  Иначе говоря,  организм  этого  пациента  оказался сверхчувствительным  именно  к  Lachesis  и  поэтому сформировался конституциональный тип  Lachesis,  то  есть хроническая болезнь,  оказавшаяся сильнее  хронического  миазма и подавившая его  проявления. И по мере того, как  эта хроническая  болезнь излечивалась, появлялись проявления более сильной болезни, то есть хронического миазма.

     Но    всегда    следует    помнить,    что   при    назначении   такому сверхчувствительному пациенту  лишней дозы подобного препарата, он перестает быть  целительным,  а действует  уже в  противоположном  качестве, становясь причиной    лекарственной   болезни.   Вы    должны    избегать    назначать сверхчувствительным  больным лекарства в  1000-й  потенции  и  в  еще  более высоких,  которые  способны  вызвать  лекарственную болезнь,  а пользоваться 30-ми  и 200-ми разведениями. При правильно подобранном лекарстве назначение таких потенций даст результат довольно быстро.

     "Органон",  §  46:"Здесь  можно было  бы  привести  множество примеров гомеопатического  излечения   самою  природою  одних   болезней  посредством присоединения  к  ним других,  сходных с  ними.  Но,  не выходя  из  области известных и неопровержимых  фактов, мы должны  исключительно  придерживаться только тех, всегда  одинаковых  болезней, которые происходят  от постоянного миазма и известны под определенным названием.

     Оспа, столь  известная  по сложности  и  жестокости  своих  припадков, служила  чрезвычайно  часто  для  гомеопатического  излечения многочисленных болезней, сходных с нею по симптомам. Так, одно из самых общих действий оспы состоит  в  том,  что  она   производит жестокое  воспаление глаз, часто оканчивающееся потерею зрения; но она же и излечивает хроническое воспаление глаз (по наблюдениям  Dеsоtеих  и  Lеrоу). По свидетельству Кlеin'а, потеря зрения, продолжавшаяся два года  и  обусловленная  скрывшеюся внутрь псорою, излечилась под влиянием  оспы. Сколько раз псора  вызывала глухоту и одышку! Но эти  же болезни были и уничтожаемы ею, когда она достигала высшего своего развития, как свидетельствует J.F. Closs.

     Воспаление ядер, даже самое сильное, тоже частый припадок оспы; поэтому она могла  уничтожить  значительную  и долго  существовавшую  опухоль левого ядра, происшедшую от ушиба, как  это наблюдал Кlеin,  и значительную опухоль под глазами, по свидетельству другого наблюдателя.

     Оспа  производит   также тщетные   позывы  на  низ (nеsmi  апаlеs), сопровождающие обыкновенно кровавый понос, как это наблюдал Fr. Wendt. Когда после прививной оспы появляется натуральная, последняя тотчас же уничтожает  первую,  не  допуская  ее достигнуть  полного  развития,  как по значительному сходству, так и  потому,  что  она сильнее прививной. Но  если натуральная оспа появляется в то время, когда  прививная  оспа  уже близка к зрелости, то последняя гомеопатически ослабляет первую, как наблюдал Мuhrу и многие другие.

     Кроме  способности  производить  обыкновенные прыщи,  предохраняющие от натуральной оспы,  лимфа  прививной оспы обладает еще  способностью вызывать всеобщую  скоротечную  сыпь (ехаnthеmа).  Последняя  состоит  в  появлении конических прыщей, редко  гнойных  и крупных, обыкновенно же мелких,  сухих, которые сидят на  маленьких красных пятнах,  перемешанных с другими красными же  и  круглыми пятнами на  коже. Эта  сыпь, сопровождаемая  иногда жестоким зудом, появляется  у  многих  детей за восемь дней прежде,  а еще чаще после появления  красного  кружка  (аrеоlit)  прививной  оспы,  и  исчезает  через несколько  дней,  оставляя  после себя небольшие,  красные жесткие пятна  на коже. Вот почему  прививная оспа  излечивала у  детей, совершенно и  прочно, самые застарелые и беспокойные сыпи, как заметили это многие наблюдатели.

     Прививная оспа, производящая, между прочим, опухоль руки, излечила, по высыпании своем, распухшую и полупарализованную руку. Лихорадка прививной оспы, развивающаяся обыкновенно до появления прыщей около красного  кружка, излечила гомеопатически перемежающуюся лихорадку у двух особ,  как свидетельствует Hardage-мл. в подкрепление замечания  J. Нипtеr'а,  что две лихорадки (сходные) не могут совмещаться в одном и том же теле. Корь, по  лихорадке  и  кашлю, имеет большое сходство с коклюшем. Вот почему  Bosquillon  заметил  в  одной   эпидемии,   когда  обе  эти  болезни свирепствовали  одновременно, что многие  дети,  заболевая корью, оставались свободными от коклюша. Они  освободились бы все и навсегда от коклюша,  если бы последний был  сходен  с корью вполне, а не  отчасти  только,  если бы он сопровождался сыпью,  появляющейся  при кори;  поэтому корь могла не всех, а только многих детей предохранить от коклюша, и то только на время упомянутой эпидемии.  Когда же корь  встречается  в  теле с  недугом, сходным  с нею  в главном припадке, именно в появлении  скоротечной сыпи, то она  без сомнения может  излечить его гомеопатически. Таким  образом, по наблюдению  Коrtit'а, излечивались быстро,  вполне  и прочно хронические лишаи по высыпании  кори. Просовидная  и жгучая сыпь на лице, шее и руках, продолжавшаяся  шесть лет и возобновляющаяся при всякой перемене погоды, была превращена появлением кори в  повсеместный подкожный отек; когда  же прошла корь, то и неприятная  сыпь была совершенно излечена и затем уже не возвращалась".

     § 47: "Эти естественные излечения всего яснее и убедительнее учат врача выбору искусственных болезнетворных сил, способных уничтожать болезни верно, скоро и прочно".

     § 48: "Из приведенных примеров видно, что сама природа никогда не может уврачевать одну болезнь другою, несходною, как бы  ни была последняя сильна, но  она  производит  это  излечение,  как  бы  чудом,  только  под  влиянием сильнейшей и сходной болезнетворной силы, припадки которой подобны припадкам лечимой  болезни.  Причина этого  кроется в  вечных и неизменных,  но поныне неизвестных нам законах природы".

     §  49:"Мы  нашли  бы  гораздо  большее   число  этих  гомеопатических естественных излечении, если бы, с  одной стороны, наблюдатели были бы к ним внимательнее,  а с  другой  -  природа не  имела  так  мало  вспомогательных болезней, способных лечить гомеопатически".

     В §  46  С. Ганеман  приводит примеры естественного  гомеопатического излечения.  Часто  врачи,  сами   того  не  осознавая,  на  основании  опыта используют в своей лечебной  практике подобные естественные  лекарства. Так, мы советуем  пациентам с лихорадкой отправляться на юг (имеются в виду южные штаты Америки), в  места, где находятся малярийные болота. И  действительно, через  несколько  лет человек возвращается здоровым из такого, казалось  бы, гиблого места, а  те, кто уезжает в более благоприятные по климату места, не излечиваются. Миазмы могут излечивать все  подобные  болезни, так как исцеляющее начало их находится  в  нематериальном  состоянии. Нарушения,  которые  вызывает  в организме  действие   природных  миазмов,   подобны   нарушениям,  вызванным болезнью, и излечение происходит согласно одному из законов природы – закону подобия.

     В начальный период, когда гомеопатия еще только зарождалась как наука и лекарств,   испытанных   согласно  правилам   гомеопатии,  было   еще  мало, врачу-гомеопату  стоило   большого  труда  из-за  ограниченного   количества препаратов подбирать подобные лекарства ко всему разнообразию болезней. Но в настоящее  время, если  врач  умеет работать  с Маteriа Мediса, то он  может подобрать подобный препарат практически во всех случаях.

     Каждый  врач-гомеопат  должен  постоянно совершенствовать  свои  знания Маteriа Меdiса, нельзя терять время впустую.  Нельзя найти оправдание врачу, который  пренебрегает нашими испытанными лекарствами, пользуясь недостаточно испытанными или вообще не испытанными лекарственными средствами в угоду моде или поддерживая традиции. Некоторые врачи считают, что могут делать все, что угодно,  если это идет,  по  их  мнению,  на  пользу больному. Это  ловушка, способная уничтожить любого врача,  который не будет  избегать ее. Мы знаем, что есть  доктора, называющие себя гомеопатами, которые  назначают лекарства не  для  того,  чтобы  излечить болезнь,  а лишь  для  того, чтобы уменьшить страдания  больного, и  при этом  придумывают для себя различные оправдания, скрывая свое невежество. У таких горе-гомеопатов просто не хватает внимания, знаний, или ума, чтобы правильно собрать анамнез и найти подобное лекарство, излечивающее  болезнь.  Каждый  думающий гомеопат понимает,  что  лекарство, устраняющее симптомы,  не позволяет  подобрать полностью подобный  препарат, необходимый для избавления пациента от его  страданий, а в этом случае можно лишь временно устранить или уменьшить  страдания, которые через определенный промежуток  времени  вернутся снова, еще  более жестокие.  Если  вы считаете возможным назначить  при  лихорадке  хинин или  болеутоляющее  средство,  то продолжайте и  дальше  пользоваться этими  средствами, но не  называйте себя гомеопатами, ибо  вы, ничего не смысля в гомеопатии,  только дискредитируете ее.  Человек,  поступающий  подобным  образом,  -  неудачник  в  гомеопатии. Некоторые  люди  не  способны понять  и  усвоить гомеопатическую  доктрину и поэтому  смешивают  в  одно  невообразимое  целое  гомеопатию  и  аллопатию, подчеркивая  свое невежество.  Я  с  гораздо  большим уважением  отношусь  к врачу-аллопату,   чем   к  врачу,  называющему   себя  гомеопатом,   который недостаточно  знает  гомеопатию,  чтобы  использовать  этот  метод  в  своей врачебной практике. Зачем  врачу-гомеопату   назначать  местные  средства  для   смазывания дифтерийных  пленок в  добавление к  подобному  препарату? Если  эти местные средства окажут какое-нибудь действие, то, как  вы сможете  правильно оценить действие   основного   гомеопатического  средства?  Если  местное   средство оказывает целительное действие, то  зачем  назначать  еще одно - подобное? И наоборот, если местное средство не оказывает никакого действия, то зачем его применять?  Не  может  быть  никаких  причин для  назначения  лекарственного препарата, который не оказывает целительного действия. Эта  тема послужила  причиной  бурной дискуссии на  одном  из  недавних врачебных  конгрессов.  Один  врач  настоятельно  рекомендовал  использовать перекись  водорода  для промывания  гнойных полостей, говоря,  что  это  не повредит основному лечению. Но вопрос в том, дает ли какую-нибудь пользу это дополнительное лечение? Если да,  то подобное промывание исказит клинические проявления болезни, что значительно  затруднит  подбор  подобного препарата.

    Изменения, которые  происходят  после воздействия лекарства, помогают  врачу определить дальнейшее лечение.  А если пациент лечится дополнительно другими методами, то клинические проявления болезни  искажаются и  врач  пребывает в замешательстве. Если  же после назначения  лекарства нет  абсолютно  никаких изменений, то врач знает, что ему в этом случае необходимо делать.

     Врачи-аллопаты,  прописывая  опиум  своим  больным,  назначают  его  не столько для облегчения страданий  больного, сколько  для успокоения близких, умоляющих врача сделать  хоть что-нибудь. Они стоят вокруг постели больного, заламывая  руки  и  спрашивая:  "Доктор,  Вы   не  могли  бы   сделать  хоть что-нибудь?" - и бедный доктор, теряя  способность трезво мыслить, дает дозу опиума. Зачем он  делает это?  Да  чтобы успокоить близких больного, хотя  и понимает прекрасно, что  вредит своему пациенту  и, кроме того,  лишает себя возможности подобрать подобное лекарство, которое исцелит больного. Могут ли страдания  пациента  служить  оправданием врачу, который  своими  действиями лишает себя возможности в будущем вылечить  пациента? Врач оправдывает себя, говоря: "Если бы  я не сделал этого, люди не поняли бы меня". Какое значение может  иметь   мнение  посторонних   людей  для   выполнения  врачом  своего профессионального  долга?  Если врач при выполнении своего профессионального долга  будет поддаваться  давлению близких больного  или заботиться о своей репутации в глазах других, а тем более, если в первую очередь будет думать о своем кошельке, а не о здоровье своего  пациента, - то такой человек никогда не сможет стать гомеопатом. Честный  человек  не оглядывается на других. Для него существует только один  критерий - то, что является наилучшим в данном случае. Именно это, он и будет делать.

     Часто  бывают такие ситуации,  когда  врач стоит перед выбором -  жизнь пациента  или  долг врача?  Сможет ли он  взять  на  себя ответственность за смерть  пациента?  Я  считаю, что  смерть пациента  - ничто  в  сравнении  с нарушением врачебного долга, хотя  в обоих случаях на  долю врача достанется самое  худшее.  Доктор,  который  нарушает  свой врачебный  долг,  совершает насилие над своей совестью, и потеря совести страшнее, чем смерть пациента. Обычно  опытные  и   хорошо подготовленные  врачи  имеют   достаточную выдержку,  чтобы  дождаться  того  момента,  когда,  казалось бы,  умирающий больной начинает  оживать  и  состояние его значительно улучшается, хотя все окружающие наперебой упрекают врача в бездействии. Как следует поступить  врачу,  когда атмосфера вокруг  него накалена до предела? Врачу, который будет делать свое дело так, как  считает нужным,  не обращая  внимания  на крики  и вопли окружающих, можно доверить любого, даже самого тяжелого больного. Врач,  отступающий от своих  принципов и  дрожащий перед  каждой  угрозой,  поступается  своей  совестью,  его  можно купить  и заставить  сделать  все,  что  угодно, на него нельзя  положиться в  трудной ситуации. Это бывает непросто для врача-гомеопата -  успокоить самого себя, когда рядом нет ни одного сочувствующего человека. Отношение окружающих никогда не должно  влиять  на  исполнение  врачебного  долга.  Лучше   позволить  врачу внимательно  изучить  проявления  болезни.  То,  что истинно,  защищается  и развивается, то, что  ложно,  деградирует. Позвольте человеку  несколько раз потерять  самоуважение,  и  он  становится  трусом и  доносчиком,  способным совершить любую низость.  Врач, который  поступил  согласно велению  долга и совести, может, открыто смотреть в глаза близким, когда пациент умер.

     "Органон",  § 63: "Каждое лекарство, равно как и  всякая сила,  имеющая влияние  на  нашу   жизненную  деятельность,   расстраивает  и  видоизменяет последнюю,  приводя в  состоянии здоровья  более  или менее  продолжительную перемену. Эту перемену называют первоначальным действием, и хотя бы она была вызвана одновременным действием лекарства и жизненного начала, тем  не менее, по  преимуществу она есть сила врачебная. Хранительная сила  организма затем стремится противодействовать  чуждому  влиянию,  и  это   противодействие, принадлежащее  нашему  жизненному началу, этот  результат его автоматической деятельности,  называется вторичным, или реактивным действием (противодействием)".

     "Органон", § 64:"В продолжение первоначального действия искусственных болезненных  сил на  здоровое  тело, жизненное начало,  по-видимому,  играет вначале  просто  страдательную роль,  как  бы поневоле воспринимая  и вынося впечатления  внешней  силы,  на него действующей;  но  затем оно приобретает самостоятельность  и противополагает  первоначальному действию  другое,  как результат собственной энергии. Здесь  возможны два случая:

     а) Если  в теле существует состояние,  прямо противное  первоначальному действию  чуждой силы, то жизнедеятельность  всегда стремится воспроизвести его,  и  притом  соразмерно  с силою болезненного  или врачебного влияния, а также со своею собственною энергией (действие вторичное, реактивное).

    б) Но везде,  где такого противного состояния не оказывается, жизненное начало  старается,   по-видимому,   только,   изгладить   превышающею  силою первоначальное действие  внешней силы  и,  вместо  последнего,  восстановить состояние  спокойствия  и правильного  здоровья (действие вспомогательное, целебное)".

     В  этих  параграфах С.  Ганеман  рассматривает  первичное  и  вторичное действие лекарства. Я считаю, что нет необходимости подробно останавливаться на  этой  теме.  Первичное  и  вторичное  действие  -  это  единое  действие лекарства, хотя некоторые гомеопаты пытаются их   дифференцировать. Не  имеет значения, страдает ли пациент от симптомов, которые  появились при первичном действии  лекарства или при вторичном, - лекарство  будет излечивать одним и тем  же образом. Появившиеся  симптомы  вызваны  действием  лекарства, и они очень  часто  противоположны  друг   другу.  На  ранних  стадиях  появляется бессонница, а в конце -  сонливость, и одно состояние часто более  выражено, чем другое.

     Например,  при испытаниях  Орium у  исследователей  сначала наблюдалась бессонница, а  затем  сонливость. В патогенезе Орium есть  и  сонливость,  и бессонница, и если  другие его характерные симптомы подобны болезни,  то  не имеет значения - испытывает ли пациент сонливость или же у  него бессонница. Если Opium подобен заболеванию, он будет лечить в любом  случае, и нет  нужды выяснять, когда он вызывает бессонницу, а когда сонливость. У  некоторых испытателей при  приеме  аллопатических  доз Орium вначале наблюдался понос, а затем  запор. И любой врач  знает, что  если сегодня  он примет Орium в аллопатической дозе, то  через 6 часов у него начнется понос, который будет  продолжаться в течение нескольких  дней,  а затем примерно на протяжении  6  недель будет  запор.  Знать, что лекарство может  действовать двояко, - это просто знать природу лекарства, в общем.

     Существуют  конституциональные  типы людей, организм которых  реагирует специфическим  образом,  и  эти  состояния  часто проходят  после  испытания лекарства  или, наоборот, появляются.  У этих пациентов симптомы  могут быть изменчивы до такой  степени,  что  запутывают  врача,  пока  он не определит конституциональный  тип.  Это  очень  важно  при  выборе препарата  -  знать конституциональный тип пациента!

     Конечно,  при острых заболеваниях симптомы  часто  бывают выражены  так отчетливо,  что  подобное лекарство  может  быть  назначено без  определения конституционального типа. Но острые заболевания с течением времени формируют патологический конституциональный тип, становясь постоянными. 

<Читать предыдущую лекцию             Читать следующую лекцию>

ВНИМАНИЕ! © Данный текст охраняется законом об авторских правах РФ! Любое копирование, перепечатка, транслирование, ссылка, публичное воспроизведение и цитирование всего текста или его части разрешается только с ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ указанием автора и источника информации. 

Категория: Статьи иностранных авторов | Добавил: DoctorTeslin (04/Сен/2016) | Автор: Джеймс Тайлер Кент E W
Просмотров: 927 | Теги: основы гомеопатии, реакция на лекарство, лекции по гомеопатии, Джеймс Тайлер Кент, чувствительные люди, классическая гомеопатия, кент | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar
Copyright MyCorp © 2020